(не показано 18 промежуточных версий 2 участников)
Строка 1: Строка 1:
 +
[http://www.ourbaku.com/forum/viewtopic.php?f=6&t=30| '''Здесь обсуждается статья''']
 +
 +
==Портнов Владимир Самойлович - поэт, переводчик, журналист, прозаик==
 +
 
<br> '''''1927-2007'''''  
 
<br> '''''1927-2007'''''  
  
 
Владимир Самойлович родился 21 мая 1927 года в Москве (Лосиноостровская).  
 
Владимир Самойлович родился 21 мая 1927 года в Москве (Лосиноостровская).  
  
Большую часть своей жизни прожил в Баку
+
Большую часть своей жизни прожил в Баку.
<blockquote>
+
<blockquote>...В 29-м году дед, бабушка и мама приехали из Москвы сюда, в Баку,а отец отказался <br> жить в доме тестя и уехал в Харьков. Дед, очевидно, ехал с какими-то деньгами, <br> потому что купил хорошую двухкомнатную квартиру с балконом( в ней мы и жили). <br> ...Задним числом создается впечатление, что дед чуть ли не бежал из Москвы, надеясь, <br> может быть, что в Баку нет новой волны экспроприации и разорения. Но переезд это <br> разорение довершил. <br> ...Я жил в угловом двухэтажном доме; двор его выходил на небольшую Мельничную <br> улицу, а парадное - в Глухой переулок. За нами лежала окраина, которая в <br> просторечии называлась Шемахинкой. Впереди нас, через несколько улиц, начинался <br> "центр". Может быть, он начинался с той самой Гимназической(она уже была <br> переименована и названа улицей Толстого), где располагалась моя 16-я школа." <br>(Из книги Владимира Самойловича «Нищая идиллия».)<br></blockquote>  
...В 29-м году дед, бабушка и мама приехали из Москвы сюда, в Баку,а отец отказался <br> жить в доме тестя и уехал в Харьков. Дед, очевидно, ехал с какими-то деньгами, <br> потому что купил хорошую двухкомнатную квартиру с балконом( в ней мы и жили). <br> ...Задним числом создается впечатление, что дед чуть ли не бежал из Москвы, надеясь, <br> может быть, что в Баку нет новой волны экспроприации и разорения. Но переезд это <br> разорение довершил. (с.11)<br>
 
...Я жил в угловом двухэтажном доме; двор его выходил на небольшую Мельничную <br> улицу, а парадное - в Глухой переулок. За нами лежала окраина, которая в <br> просторечии называлась Шемахинкой. Впереди нас, через несколько улиц, начинался <br> "центр". Может быть, он начинался с той самой Гимназической(она уже была <br> переименована и названа улицей Толстого), где располагалась моя 16-я школа." (с.16).<br>(Из книги Владимира Самойловича «Нищая идиллия».)<br></blockquote>  
 
 
<br> [[Image:Володя Портнов 1937 год.jpg|thumb|center|300px]]  
 
<br> [[Image:Володя Портнов 1937 год.jpg|thumb|center|300px]]  
 +
 +
<br>
  
 
<br>  
 
<br>  
Строка 15: Строка 19:
 
[[Image:16 школа 1939 год (В.Портнов - третий справа в верхнем ряду).jpg|thumb|center|300px]]  
 
[[Image:16 школа 1939 год (В.Портнов - третий справа в верхнем ряду).jpg|thumb|center|300px]]  
  
 +
<br>
 +
<blockquote>'''Детство''' </blockquote><blockquote>Конец тридцатых...Эти годы </blockquote><blockquote>Мне вспоминаются все чаще, </blockquote><blockquote>И стариковские невзгоды </blockquote><blockquote>Раскрашивают их под счастье. </blockquote><blockquote>Отчетливые и цветные, </blockquote><blockquote>Они, кой-где сливаясь в пятна, </blockquote><blockquote>Похожи на переводные </blockquote><blockquote>Картинки в памяти превратной. </blockquote><blockquote>Сюжет таков.Сначало лето, </blockquote><blockquote>Все дети бегают босыми, </blockquote><blockquote>Все взрослые в одно одеты -- </blockquote><blockquote>В "украинки" и парусину. </blockquote><blockquote>Из рупоров, сверкая, брызжет </blockquote><blockquote>Великолепный Дунаевский, </blockquote><blockquote>Кино одни шедевры нижет -- </blockquote><blockquote>То "Щорс", то "Александр Невский". </blockquote><blockquote>И вечерами мы,мальчишки, </blockquote><blockquote>Шныряя в толчее бульварной, </blockquote><blockquote>Глядим, как с парашютной вышки </blockquote><blockquote>Шикарно спрыгивают парни. </blockquote><blockquote>Пятнистые от волн и пыли, </blockquote><blockquote>Мы здесь не устаем скитаться. </blockquote><blockquote>Троллейбус только что пустили, </blockquote><blockquote>И ходим мы на нем кататься. </blockquote><blockquote>Бульвар, купальня,парк Нагорный, </blockquote><blockquote>А где-то там враги и войны, -- </blockquote><blockquote>Но может наш любимый город </blockquote><blockquote>Еще два лета спать спокойно. </blockquote><blockquote>Из Кисловодска едет мама... </blockquote><blockquote>Сентябрь почти без перехода </blockquote><blockquote>Нас к школе подтолкнет упрямо, </blockquote><blockquote>Но дни еще полны свободы. </blockquote><blockquote>Все те же фильмы, те же игры, </blockquote><blockquote>И школьный двор - как наш домашний, </blockquote><blockquote>И вновь зовет Назаров Игорь </blockquote><blockquote>Послушать патефон всегдашний. </blockquote><blockquote>"Андрюшей", "Сашкой", "Монтереем" </blockquote><blockquote>Мы до краев полны, как кубки, </blockquote><blockquote>И не идем домой, а реем, </blockquote><blockquote>Смуглы, сильны и странно хрупки. </blockquote><blockquote>Зима.Шестнадцатая школа. </blockquote><blockquote>Дожди.Темно.Вторая смена. </blockquote><blockquote>Беретка с хвостиком веселым... </blockquote><blockquote>И мне не вырваться из плена. </blockquote><blockquote>То дико груб, то зло покорен, </blockquote><blockquote>Я нравлюсь, но надоедаю, </blockquote><blockquote>Подстерегаю в коридоре </blockquote><blockquote>И веселю мальчишью стаю. </blockquote><blockquote>Но все так искренно и тяжко, </blockquote><blockquote>Что мне сочувствуют невольно. </blockquote><blockquote>Пальто распахнуто, рубашка </blockquote><blockquote>В мелу, - и до сих пор мне больно. </blockquote><blockquote>О, эти поздние трамваи </blockquote><blockquote>И провожанья в Черный город! </blockquote><blockquote>И девочка моя, зевая, </blockquote><blockquote>Булавкой скалывает ворот. </blockquote><blockquote>Как водится, я два портфеля </blockquote><blockquote>Несу на Третью Заводскую... </blockquote><blockquote>Чем был я счастлив, в самом деле? </blockquote><blockquote>О чем, о чем теперь тоскую? </blockquote><blockquote>Я что-то не могу припомнить, </blockquote><blockquote>Когда бульвар был перестроен </blockquote><blockquote>И пара тесноватых комнат </blockquote><blockquote>Огромным выгнулась покоем. </blockquote><blockquote>Снесли купальню и бассейны, </blockquote><blockquote>Потом яхт-клуб исчез куда-то... </blockquote><blockquote>Стоит осенний день кисейный, </blockquote><blockquote>Но вот и он идет к закату. (1982г.) </blockquote>
 +
<br>
  
 +
Прошел долгосрочную службу в армии: танкист послевоенных лет, влюбленный в свои армейские годы, вспоминает о них с ностальгической нежностью.
  
<blockquote>
 
'''Детство'''
 
 
Конец тридцатых...Эти годы Мне вспоминаются все чаще, И стариковские невзгоды Раскрашивают их под счастье. Отчетливые и цветные, Они, кой-где сливаясь в пятна, Похожи на переводные Картинки в памяти превратной. Сюжет таков.Сначало лето, Все дети бегают босыми, Все взрослые в одно одеты -- В "украинки" и парусину. Из рупоров, сверкая, брызжет Великолепный Дунаевский, Кино одни шедевры нижет -- То "Щорс", то "Александр Невский". И вечерами мы,мальчишки, Шныряя в толчее бульварной, Глядим, как с парашютной вышки Шикарно спрыгивают парни. Пятнистые от волн и пыли, Мы здесь не устаем скитаться. Троллейбус только что пустили, И ходим мы на нем кататься. Бульвар, купальня,парк Нагорный, А где-то там враги и войны, -- Но может наш любимый город Еще два лета спать спокойно. Из Кисловодска едет мама... Сентябрь почти без перехода Нас к школе подтолкнет упрямо, Но дни еще полны свободы. Все те же фильмы, те же игры, И школьный двор - как наш домашний, И вновь зовет Назаров Игорь Послушать патефон всегдашний. "Андрюшей", "Сашкой", "Монтереем" Мы до краев полны, как кубки, И не идем домой, а реем, Смуглы, сильны и странно хрупки. Зима.Шестнадцатая школа. Дожди.Темно.Вторая смена. Беретка с хвостиком веселым... И мне не вырваться из плена. То дико груб, то зло покорен, Я нравлюсь, но надоедаю, Подстерегаю в коридоре И веселю мальчишью стаю. Но все так искренно и тяжко, Что мне сочувствуют невольно. Пальто распахнуто, рубашка В мелу, - и до сих пор мне больно. О, эти поздние трамваи И провожанья в Черный город! И девочка моя, зевая, Булавкой скалывает ворот. Как водится, я два портфеля Несу на Третью Заводскую... Чем был я счастлив, в самом деле? О чем, о чем теперь тоскую? Я что-то не могу припомнить, Когда бульвар был перестроен И пара тесноватых комнат Огромным выгнулась покоем. Снесли купальню и бассейны, Потом яхт-клуб исчез куда-то... Стоит осенний день кисейный, Но вот и он идет к закату. (1982г.)
 
</blockquote>
 
 
<br>  
 
<br>  
  
Прошел долгосрочную службу в армии: танкист послевоенных лет, влюбленный в свои армейские годы, вспоминает о них с ностальгической нежностью.
 
<blockquote>
 
 
..Я глядел на эту жизнь  
 
..Я глядел на эту жизнь  
  
Строка 34: Строка 35:
 
прекраснее их ничего никогда не было.  
 
прекраснее их ничего никогда не было.  
  
("Порванный бредень", стихи, 1986г.)  
+
("Порванный бредень", стихи, 1986г.) <br>
  
 +
<br>
  
</blockquote>
+
<br> <br> [[Image:Армия 1946 год.jpg|thumb|center|300px]]  
<br> [[Image:Армия 1946 год.jpg|thumb|center|300px]]  
 
  
 
+
<br>
<blockquote>
+
<blockquote>'''Благодарность'''<br><br> Был я памятлив всегда:<br> Очень долго помню злое --<br> И порой воздал бы вдвое,<br> Да не стоило труда.<br><br> Но за доброе платил<br> От души --дивясь и тая,<br> Не жалея, не считая,<br> Иногда сверх всяких сил.<br><br> Армия была щедра<br> И, посеяв не на камне,<br> Много сделала добра мне ,<br> Много сделала добра.<br><br> Был я гвардии солдат<br> В трудные, больные годы<br> Голодухи, недорода<br> И безвременных утрат.<br><br> С несложившейся душой,<br> Хлипкий городской ребенок,<br> Как бы я один, спросонок<br> В бесприютный мир вошел?<br><br> Как бы я искал себя,<br> Как нашел бы путь и дело?<br> Армия меня пригрела,<br> Лишь за молодость любя.<br><br> Мне сказал -- резов, но мил --<br> Мальчик в свитере с накрапом,<br> Что скорей бы римским папой<br> Он меня вообразил.<br><br> Нет,не хуже, чем любой,<br> И служил я, и гляделся.<br> Там и жил без лицедейства,<br> Там и был самим собой.<br><br> Фотографии смотрю --<br> Право, что за лучезарность!<br> Думаю,что благодарность<br> Засветила ту зарю.<br><br> Был я втайне изумлен,<br> Что одет,обут, обласкан.<br> В отпуске казалось сказкой<br> Возвращенье в батальон.<br><br> Я в смирении немом<br> Прослужил четыре года.<br> Ни к чему была свобода<br> Тем ненастным серым днем. <br> <br> 1982г.<br> </blockquote>  
'''Благодарность'''<br><br> Был я памятлив всегда:<br> Очень долго помню злое --<br> И порой воздал бы вдвое,<br> Да не стоило труда.<br><br> Но за доброе платил<br> От души --дивясь и тая,<br> Не жалея, не считая,<br> Иногда сверх всяких сил.<br><br> Армия была щедра<br> И, посеяв не на камне,<br> Много сделала добра мне ,<br> Много сделала добра.<br><br> Был я гвардии солдат<br> В трудные, больные годы<br> Голодухи, недорода<br> И безвременных утрат.<br><br> С несложившейся душой,<br> Хлипкий городской ребенок,<br> Как бы я один, спросонок<br> В бесприютный мир вошел?<br><br> Как бы я искал себя,<br> Как нашел бы путь и дело?<br> Армия меня пригрела,<br> Лишь за молодость любя.<br><br> Мне сказал -- резов, но мил --<br> Мальчик в свитере с накрапом,<br> Что скорей бы римским папой<br> Он меня вообразил.<br><br> Нет,не хуже, чем любой,<br> И служил я, и гляделся.<br> Там и жил без лицедейства,<br> Там и был самим собой.<br><br> Фотографии смотрю --<br> Право, что за лучезарность!<br> Думаю,что благодарность<br> Засветила ту зарю.<br><br> Был я втайне изумлен,<br> Что одет,обут, обласкан.<br> В отпуске казалось сказкой<br> Возвращенье в батальон.<br><br> Я в смирении немом<br> Прослужил четыре года.<br> Ни к чему была свобода<br> Тем ненастным серым днем. <br> <br> 1982г.<br>
 
</blockquote>  
 
 
<br> В 1957г., закончив с отличием филфак АПИ им. М.Ф. Ахундова, В.Портнов работает в газете ,,Бакинский рабочий", пройдя путь от подчитчика и корректора до литературного сотрудника.  
 
<br> В 1957г., закончив с отличием филфак АПИ им. М.Ф. Ахундова, В.Портнов работает в газете ,,Бакинский рабочий", пройдя путь от подчитчика и корректора до литературного сотрудника.  
  
Выступая как журналист, пишет рецензии и статьи, наряду с бакинскими газетами печатается в журнале ,,Новый мир", получив одобрение А.Твардовского, позже – Е.С.Булгаковой (за статью о "Мастере и Маргарите").  
+
Выступая как журналист, пишет рецензии и статьи, наряду с бакинскими газетами печатается в журнале "Новый мир", получив одобрение А.Твардовского, позже – Е.С.Булгаковой (за статью о "Мастере и Маргарите").  
  
 
Спустя годы В.Портнов вспоминает об этом с мягкой иронией:  
 
Спустя годы В.Портнов вспоминает об этом с мягкой иронией:  
  
 +
<br>
 +
<blockquote>... Я занимался прекрасным, но не своим делом – писал рецензии и статьи. ... Я стал печататься в журнале Общих Мест, подававшихся как Неслыханная Новизна. Он походил на пулеметчика, который отстреливается до последнего патрона. ("Порванный бредень", стихи, 1986г.) </blockquote>
 +
<br> <br> В 1960 году В. Портнов знакомится и сближается с ленинградским переводчиком и знатоком французской литературы Владимиром Шором, переезжает на несколько лет в Ленинград, где много и увлеченно переводит французскую поэзию: В.Гюго, Т.Готье, П.Верлена, Ш.Бодлера, Ж-М де Эредиа.
  
<blockquote>
+
В литературном окружении В.Портнова тех лет – Е.Эткинд, молодые поэты Е.Игнатова, А.Кушнер, литератор Я.Гордин, переводчица А.Стависская. Владимир Шор и его жена Инна Шафаренко становятся близкими и любимыми друзьями В.Портнова на всю оставшуюся жизнь.  
... Я занимался прекрасным, но не своим делом –
 
 
 
писал рецензии и статьи.
 
 
 
... Я стал печататься
 
 
 
в журнале Общих Мест,
 
 
 
подававшихся как Неслыханная Новизна.
 
 
 
Он походил на пулеметчика,
 
 
 
который отстреливается до последнего патрона.
 
 
 
("Порванный бредень", стихи, 1986г.)
 
</blockquote>
 
<br> В 1960 году В. Портнов знакомится и сближается с ленинградским переводчиком и знатоком французской литературы Владимиром Шором, переезжает на несколько лет в Ленинград, где много и увлеченно переводит французскую поэзию: В.Гюго, Т.Готье, П.Верлена, Ш.Бодлера, Ж-М де Эредиа.
 
 
 
В литературном окружении В.Портнова тех лет – Е.Эткинд, молодые поэты Е.Игнатова, А.Кушнер, литератор Я.Гордин, [[Переводчица А.Стависская]]. Владимир Шор и его жена Инна Шафаренко становятся близкими и любимыми друзьями В.Портнова на всю оставшуюся жизнь.  
 
  
 +
<br>
  
 
+
''Елена Игнатова, поэт, прозаик, давний друг В.Портнова, так вспоминает об этом времени:''  
''Елена Игнатова, поэт, прозаик, давний друг В.Портнова, так вспоминает об этом времени:''
 
  
 
"…Мы познакомились много лет назад в Ленинграде, в доме переводчиков Владимира Ефимовича Шора и Инны Яковлевны Шафаренко. В этом доме царили интеллигентность, доброта, трудолюбие, его хозяева любили и высоко ценили Владимира Портнова и, приезжая из Баку, он всегда останавливался у них. Красивый, доброжелательный, медлительно-важный, он в свои сорок с небольшим лет был еще молод, но нам, двадцатилетним, казался человеком почтенного возраста. В то время Владимир Портнов был известен как переводчик французской поэзии, но, пожалуй, не меньше – как автор статей в журнале "Новый мир". …он был умным и прозорливым критиком.  
 
"…Мы познакомились много лет назад в Ленинграде, в доме переводчиков Владимира Ефимовича Шора и Инны Яковлевны Шафаренко. В этом доме царили интеллигентность, доброта, трудолюбие, его хозяева любили и высоко ценили Владимира Портнова и, приезжая из Баку, он всегда останавливался у них. Красивый, доброжелательный, медлительно-важный, он в свои сорок с небольшим лет был еще молод, но нам, двадцатилетним, казался человеком почтенного возраста. В то время Владимир Портнов был известен как переводчик французской поэзии, но, пожалуй, не меньше – как автор статей в журнале "Новый мир". …он был умным и прозорливым критиком.  
Строка 82: Строка 65:
 
[http://magazines.russ.ru/ier/2007/24/ig.html Е.Игнатова]. "Моя жизнь – это работа"... Иерусалимский журнал №24-25 - Холм памяти.  
 
[http://magazines.russ.ru/ier/2007/24/ig.html Е.Игнатова]. "Моя жизнь – это работа"... Иерусалимский журнал №24-25 - Холм памяти.  
  
 +
<br>
  
 
+
<br>
 
 
  
 
Два последующих десятилетия (после возвращения В. Портнова в конце 60-х из Ленинграда в Баку) были чрезвычайно плодотворными,яркими и разнообразными.  
 
Два последующих десятилетия (после возвращения В. Портнова в конце 60-х из Ленинграда в Баку) были чрезвычайно плодотворными,яркими и разнообразными.  
Строка 191: Строка 174:
  
 
В перечень произведений В.Портнова не включены публикации из газет и журналов.  
 
В перечень произведений В.Портнова не включены публикации из газет и журналов.  
 +
 +
<br>
 +
 +
<br>
 +
 +
'''''Страницы стихов Владимира Портнова:'''''
 +
 +
<br> <gallery>
 +
Файл:Портнов. Глухой переулок. 1982 г.jpg|Глухой переулок.1982
 +
Файл:Портнов. Мост. 1982 г 1.jpg|Мост.1982
 +
Файл:Портнов.Семейное1982г 1.jpg|Семейное.1982
 +
Файл:Портнов.Сюжет. 1982 г. 1.jpg|Сюжет.1982
 +
</gallery>
 +
 +
<gallery>
 +
Файл:Портнов.Степь 1986 г 1.jpg|Степь.1986
 +
Файл:Трамвай. 1982 г 1.jpg|Трамвай.1982
 +
Файл:Мое собственное.1982.jpg|Мое собственное.1982
 +
Файл:Ретро.1982.jpg|Ретро.1982
 +
</gallery>
 +
 +
<br>
  
 
<br> <gallery>
 
<br> <gallery>
Строка 212: Строка 217:
 
--[[Участник:I am|I am]] 17:34, 6 октября 2009 (UTC)  
 
--[[Участник:I am|I am]] 17:34, 6 октября 2009 (UTC)  
  
[[Category:Журналисты]] [[Category:Переводчики]] [[Category:Все_бакинцы]] [[Category:Поэты]] [[Category:Писатели]]
+
[[Category:Журналисты]] [[Category:Переводчики]] [[Category:Все_бакинцы]] [[Category:Писатели и поэты]]

Текущая версия на 02:39, 30 августа 2015

Здесь обсуждается статья 

Портнов Владимир Самойлович - поэт, переводчик, журналист, прозаик[править]


1927-2007

Владимир Самойлович родился 21 мая 1927 года в Москве (Лосиноостровская).

Большую часть своей жизни прожил в Баку.

...В 29-м году дед, бабушка и мама приехали из Москвы сюда, в Баку,а отец отказался
жить в доме тестя и уехал в Харьков. Дед, очевидно, ехал с какими-то деньгами,
потому что купил хорошую двухкомнатную квартиру с балконом( в ней мы и жили).
...Задним числом создается впечатление, что дед чуть ли не бежал из Москвы, надеясь,
может быть, что в Баку нет новой волны экспроприации и разорения. Но переезд это
разорение довершил.
...Я жил в угловом двухэтажном доме; двор его выходил на небольшую Мельничную
улицу, а парадное - в Глухой переулок. За нами лежала окраина, которая в
просторечии называлась Шемахинкой. Впереди нас, через несколько улиц, начинался
"центр". Может быть, он начинался с той самой Гимназической(она уже была
переименована и названа улицей Толстого), где располагалась моя 16-я школа."
(Из книги Владимира Самойловича «Нищая идиллия».)


Володя Портнов 1937 год.jpg



Учился в 16-й школе.

16 школа 1939 год (В.Портнов - третий справа в верхнем ряду).jpg


Детство

Конец тридцатых...Эти годы

Мне вспоминаются все чаще,

И стариковские невзгоды

Раскрашивают их под счастье.

Отчетливые и цветные,

Они, кой-где сливаясь в пятна,

Похожи на переводные

Картинки в памяти превратной.

Сюжет таков.Сначало лето,

Все дети бегают босыми,

Все взрослые в одно одеты --

В "украинки" и парусину.

Из рупоров, сверкая, брызжет

Великолепный Дунаевский,

Кино одни шедевры нижет --

То "Щорс", то "Александр Невский".

И вечерами мы,мальчишки,

Шныряя в толчее бульварной,

Глядим, как с парашютной вышки

Шикарно спрыгивают парни.

Пятнистые от волн и пыли,

Мы здесь не устаем скитаться.

Троллейбус только что пустили,

И ходим мы на нем кататься.

Бульвар, купальня,парк Нагорный,

А где-то там враги и войны, --

Но может наш любимый город

Еще два лета спать спокойно.

Из Кисловодска едет мама...

Сентябрь почти без перехода

Нас к школе подтолкнет упрямо,

Но дни еще полны свободы.

Все те же фильмы, те же игры,

И школьный двор - как наш домашний,

И вновь зовет Назаров Игорь

Послушать патефон всегдашний.

"Андрюшей", "Сашкой", "Монтереем"

Мы до краев полны, как кубки,

И не идем домой, а реем,

Смуглы, сильны и странно хрупки.

Зима.Шестнадцатая школа.

Дожди.Темно.Вторая смена.

Беретка с хвостиком веселым...

И мне не вырваться из плена.

То дико груб, то зло покорен,

Я нравлюсь, но надоедаю,

Подстерегаю в коридоре

И веселю мальчишью стаю.

Но все так искренно и тяжко,

Что мне сочувствуют невольно.

Пальто распахнуто, рубашка

В мелу, - и до сих пор мне больно.

О, эти поздние трамваи

И провожанья в Черный город!

И девочка моя, зевая,

Булавкой скалывает ворот.

Как водится, я два портфеля

Несу на Третью Заводскую...

Чем был я счастлив, в самом деле?

О чем, о чем теперь тоскую?

Я что-то не могу припомнить,

Когда бульвар был перестроен

И пара тесноватых комнат

Огромным выгнулась покоем.

Снесли купальню и бассейны,

Потом яхт-клуб исчез куда-то...

Стоит осенний день кисейный,

Но вот и он идет к закату. (1982г.)


Прошел долгосрочную службу в армии: танкист послевоенных лет, влюбленный в свои армейские годы, вспоминает о них с ностальгической нежностью.


..Я глядел на эту жизнь

из моего переулочного детства

и армейской юности:

прекраснее их ничего никогда не было.

("Порванный бредень", стихи, 1986г.)




Армия 1946 год.jpg


Благодарность

Был я памятлив всегда:
Очень долго помню злое --
И порой воздал бы вдвое,
Да не стоило труда.

Но за доброе платил
От души --дивясь и тая,
Не жалея, не считая,
Иногда сверх всяких сил.

Армия была щедра
И, посеяв не на камне,
Много сделала добра мне ,
Много сделала добра.

Был я гвардии солдат
В трудные, больные годы
Голодухи, недорода
И безвременных утрат.

С несложившейся душой,
Хлипкий городской ребенок,
Как бы я один, спросонок
В бесприютный мир вошел?

Как бы я искал себя,
Как нашел бы путь и дело?
Армия меня пригрела,
Лишь за молодость любя.

Мне сказал -- резов, но мил --
Мальчик в свитере с накрапом,
Что скорей бы римским папой
Он меня вообразил.

Нет,не хуже, чем любой,
И служил я, и гляделся.
Там и жил без лицедейства,
Там и был самим собой.

Фотографии смотрю --
Право, что за лучезарность!
Думаю,что благодарность
Засветила ту зарю.

Был я втайне изумлен,
Что одет,обут, обласкан.
В отпуске казалось сказкой
Возвращенье в батальон.

Я в смирении немом
Прослужил четыре года.
Ни к чему была свобода
Тем ненастным серым днем.

1982г.


В 1957г., закончив с отличием филфак АПИ им. М.Ф. Ахундова, В.Портнов работает в газете ,,Бакинский рабочий", пройдя путь от подчитчика и корректора до литературного сотрудника.

Выступая как журналист, пишет рецензии и статьи, наряду с бакинскими газетами печатается в журнале "Новый мир", получив одобрение А.Твардовского, позже – Е.С.Булгаковой (за статью о "Мастере и Маргарите").

Спустя годы В.Портнов вспоминает об этом с мягкой иронией:


... Я занимался прекрасным, но не своим делом – писал рецензии и статьи. ... Я стал печататься в журнале Общих Мест, подававшихся как Неслыханная Новизна. Он походил на пулеметчика, который отстреливается до последнего патрона. ("Порванный бредень", стихи, 1986г.)



В 1960 году В. Портнов знакомится и сближается с ленинградским переводчиком и знатоком французской литературы Владимиром Шором, переезжает на несколько лет в Ленинград, где много и увлеченно переводит французскую поэзию: В.Гюго, Т.Готье, П.Верлена, Ш.Бодлера, Ж-М де Эредиа.

В литературном окружении В.Портнова тех лет – Е.Эткинд, молодые поэты Е.Игнатова, А.Кушнер, литератор Я.Гордин, переводчица А.Стависская. Владимир Шор и его жена Инна Шафаренко становятся близкими и любимыми друзьями В.Портнова на всю оставшуюся жизнь.


Елена Игнатова, поэт, прозаик, давний друг В.Портнова, так вспоминает об этом времени:

"…Мы познакомились много лет назад в Ленинграде, в доме переводчиков Владимира Ефимовича Шора и Инны Яковлевны Шафаренко. В этом доме царили интеллигентность, доброта, трудолюбие, его хозяева любили и высоко ценили Владимира Портнова и, приезжая из Баку, он всегда останавливался у них. Красивый, доброжелательный, медлительно-важный, он в свои сорок с небольшим лет был еще молод, но нам, двадцатилетним, казался человеком почтенного возраста. В то время Владимир Портнов был известен как переводчик французской поэзии, но, пожалуй, не меньше – как автор статей в журнале "Новый мир". …он был умным и прозорливым критиком.

Но главной страстью Владимира Портнова были стихи, он преображался, когда говорил о них, знал наизусть, казалось, всю русскую поэзию и блистательно переводил французских поэтов 19 столетия. Эта поэзия, с ее величавыми интонациями, грандиозной пышностью образов, изысканной пряностью метафор была переложена Владимиром Портновым в прекрасные русские стихи."

Е.Игнатова. "Моя жизнь – это работа"... Иерусалимский журнал №24-25 - Холм памяти.



Два последующих десятилетия (после возвращения В. Портнова в конце 60-х из Ленинграда в Баку) были чрезвычайно плодотворными,яркими и разнообразными.

Он создал четыре поэтических сборника, вышедших за эти годы в Баку: "Ясный вечер"-1971г., "Варианты"-1979г., "Равновесие" -1982г., "Возвращение"-1986г.

С 1980 года Владимир Самойлович член Союза Писателей СССР.

В 1977 году в свет вышла уникальная по своей значимости книга - "маленькая антология" - "Родные тропы" – 100 стихотворений азербайджанских поэтов в переводе В.Портнова.

В 1982 году Владимир Портнов перевел пьесу Гусейна Джавида "Шейх-Санан", с успехом шедшую в Русском драматическом театре им.С.Вургуна.

Творческая дружба связывала В.Портнова с писателем Анаром. В 1988 году в Московском издательстве вышел роман Анара о любви - "Шестой этаж пятиэтажного дома" в авторизованном переводе В.Портнова, и почти одновременно с этим повесть по мотивам азербайджанского эпоса "Деде Коркут" – в переводе В.Портнова и Э.Везировой.


Встреча учащихся 16 школы г.Баку с писателями Анаром и В.Портновым 1981г.jpg


"Вечернее зарево"- из французской лирики 19 века, книга, вышедшая в Баку в 1983 году, была посвящена памяти поэта-переводчика и друга Владимира Самойловича Владимира Шора.

Ряд стихотворений в переводах В. Портнова, ,включенных в нее, был напечатан в "Библиотеке Всемирной Литературы" и других авторитетных изданиях.

После трагических событий в Баку на рубеже 90-х годов В.Портнов с семьей уезжает в Израиль. Живет и работает в Иерусалиме и Цфате.

Член Ассоциации писателей Израиля В.Портнов печатается в журналах "Портрет", "22", в газете "Вести", в "Иерусалимском журнале".

Его стихи вошли в антологию "Ориентация на местности"(русско-израильская литература 90-х).

Журнал "Звезда"(СПб) в 1993 году опубликовал биографическую повесть В.Портнова " Нищая идиллия" - (Владимир Портнов. Нищая идиллия. Повесть.— С. 8.)

В том же 1993г. в издательстве журнала "Звезда" вышла книга сонетов Ж-М де Эредиа "Трофеи"- многолетний труд Владимира Самойловича.

В 2002 году в Цфате вышел сборник "Избранные стихи".

Владимир Портнов продолжал работать и печататься до 2005 года, хотя много и тяжело болел.

19 июля 2007г. Владимир Портнов ушел из жизни. Похоронен в Цфате.


Библиографический перечень произведений В.Портнова.

Оригинальные стихи и проза.


"Ясный вечер" - Стихи. Гянджлик. Баку, 1971.

"Варианты" - Язычы, Баку, 1979.

"Равновесие" - Избранные стихи. Язычы, Баку,1982.

"Возвращение" - Язычы, Баку,1986.

"Нищая идиллия" Биографическая повесть. - журнал "Звезда"СПб,1993, №2, стр.8.

"Избранные стихи" - Цфат, 2002.


Переводы с азербайджанского.

"Родные тропы" - Сто стихотворений азербайджанских поэтов в переводе В.Портнова. - Азернешр, Баку, 1977.

Гусейн Джавид. Пьесы в двух книгах. Книга первая - Шейх-Санан. Язычы, Баку, 1982.

Анар. Шестой этаж пятиэтажного дома. - "Советский писатель", М.,1988.

Анар. Деде Коркут. Повесть по мотивам азербайджанского эпоса. - М. "Детская литература", 1988.


Издания, в которые вошли переводы с французского

Шарль Бодлер. Лирика. - "Худ.лит.", М., 1966

Шарль Бодлер.Цветы зла. - "Наука", М., 1970

Виктор Гюго.Лирика. - "Худ. лит.", М.,1971

Европейские поэты Возрождения. Серия БВЛ. - "Худ.лит.", М., 1974

Беранже. Барбье. Дюпон. Серия БВЛ. - "Худ. лит.", М., 1976

Европейская поэзия 19 века.Серия БВЛ, - "Худ. лит.", М., 1977

Виктор Гюго.Стихотворения. - М., "Худ. лит.", 1981

Вечернее зарево.Из французской лирики 19 века. - Баку, "Гянджлик", 1983

Поэзия Франции. Век 19. Переводы с французского. - "Худ.лит.", М., 1985

Теофиль Готье. Эмали и камеи. - М., "Радуга", 1989

Виктор Гюго. Стихотворения. - М., "Детская литература", 1990

Жозе-Мария де Эредиа. Трофеи. Сонеты в переводах В.Портнова. - СПб., изд.журнала "Звезда", 1993

Сонеты Эредиа в переводах русских поэтов. - М., "Фирма Алеся", 1994

Строфы века-2. Антология мировой поэзии в русских переводах 20 века. - "Полифакт", 1998

Семь веков французской поэзии в русских переводах. - "Евразия", 1999

Французская поэзия в переводах русских поэтов 10-х -70-х годов 20 века. - М., "Радуга", 2005


В перечень произведений В.Портнова не включены публикации из газет и журналов.



Страницы стихов Владимира Портнова:






© Материал предоставлен дочерью поэта Наталией Портновой.

--I am 17:34, 6 октября 2009 (UTC)

comments powered by Disqus